Announcement

Collapse
No announcement yet.

Кой-какие выводы из мемуаров Гельмута Липферта

Collapse

DiscussionPage Ad

Collapse
X
 
  • Filter
  • Time
  • Show
Clear All
new posts

  • Кой-какие выводы из мемуаров Гельмута Липферта

    Собственно, вот.

    Часть первая.

    Оригинал вот тут

    https://zen.yandex.ru/media/aspeed_n...09d73c9f065c5a

    Обучение и подготовка

    Helmut Lipfert, 203 победы, 11-й ас Люфтваффе.

    Недавно на каком-то Дзен-канале наткнулся у одного автора на следующую сентенцию - применительно как раз к мемуарам Гельмута Липферта. Мол, вот он так мощно отзывался о "мустанге", а вот про советские самолеты такого не говорил, наоборот - крушил из пачками, вдоль и поперек. Значит не было у СССР самолетов сравнимых с "мустангом", вот, доказано.

    Як-3. Судя по эмблеме с изображением Георгия Победоносца - это может быть самолет Героя Советского Союза, генерал-майора Георгия Нефедовича Захарова, командира 303-й истребительной авиадивизии - в составе которой сражался полк "Нормандия-Неман". Молнии на борту рисовали и французы, но вот Георгий Победоносец был на машине Захарова.

    Мемуары Липферта я читал давненько, но четко помнил что все "не совсем так", как описывал автор. Ну и действительно, быстренько нашел цитату.

    В то время я познакомился с новым Яком. Этот самый последний русский истребитель несколько превосходил нас в скорости и маневренности, его вооружение было равно нашему, и только в пикировании наши машины имели превосходство. Первая встреча с новым Яком едва не закончилась трагически: Прокоп и я были глубоко в нашем тылу и не подозревали ничего плохого...
    ...Я заметил приближающийся одиночный Як. У нас было мало топлива, и мы не хотели ввязываться в бой. Русский, оказалось, имел другое намерение. Хотя мы летели на максимальной скорости, он становился все ближе и в конечном итоге вынудил нас начать разворот. Мы ушли от первой атаки, лишь резко отвернув в сторону. Русский пилот ушел вверх, а затем снова спикировал позади Прокопа. Первоначально я сделал вираж и попробовал зайти врагу в хвост, но это оказалось невозможно. К этому моменту мы маневрировали на максимальных оборотах на уровне земли. Русский не торопился и неоднократно выполнял левый разворот с набором высоты, снова снижался, давал упреждение и стрелял...
    ... Я решил, что с меня хватит. «Продолжайте маневрировать, — скомандовал я Прокопу, — и настолько энергично, насколько можете! Я собираюсь подняться выше русского и спикировать сверху, чтобы помочь вам!» Самолет Прокопа получил еще несколько попаданий в хвост.
    Если бы я не был настолько взбешен, то мог бы восторгаться тем, как русский неоднократно уходил вверх, снижался на вираже и стрелял, лишь когда делал необходимое упреждение. Прокоп не скулил и не взывал о помощи, а сражался за свою жизнь. Затем я занял позицию наверху для пикирования. «Прокоп, выравнивай!»
    Русская машина выровнялась почти одновременно, и я открыл огонь за долю секунды до вражеского пилота. Моя очередь попала в него перед тем, как он успел начать стрелять, заставив его отвернуть и начать разворот. Я хорошо поразил его, но, однако, он добился еще нескольких попаданий в Прокопа. Теперь я находился позади русского, который плавно скользил передо мной из стороны в сторону, но все, что я мог сделать, так это лишь распылять пули вместо того, чтобы точно прицелиться. Несмотря на тянущийся за ним черный дым, он отрывался и дистанция между нами увеличивалась. Я все еще мог догнать его, но наше топливо заканчивалось. У меня не было никакого другого выбора, кроме как отвернуть.
    Не буду отрицать, что этот новый русский тип самолета произвел на меня впечатление. Новый Як показался мне гораздо более опасным, чем «Мустанг»...
    ...Оказалось, что теперь эти новые Яки, имеющие обозначение Як-3, действовали над плацдармом на Гроне.
    Было хорошо, что мы встретились с одним из них ранее. Большинство наших товарищей не хотели верить нашим рассказам и получили впоследствии горькие уроки. Многие были сбиты, а другие спасли свою жизнь лишь благодаря летному опыту.


    Bf 109 G-6 Гельмута Липферта, 1944 год

    Собственно, рад что память не подвела. То, как 11-й ас Люфтваффе оценивает Як-3 говорит само за себя. Да и сам бой однозначно показывает соотношение сил. Два опытных пилота Люфтваффе, среди которых один из лучших асов, сначала не могут оторваться от одинокого Як-3, затем он один гоняет их двоих на вертикальном маневре, сразу забрав высоту, легко отрывается на вираже и снова уходит вверх, а попав в неприятную ситуацию и будучи поврежденным отрывается, просто дав полный газ.
    Но вот освежив в голове мемуары Липферта нашел еще много интересного, думаю, это стоит обсудить. Тем более что пишет он, похоже, честно и без всей этой нацистской пропагандисткой болтовни - и его мемуары неплохо характеризуют состояние люфтваффе.Подготовка и квалификация асов Люфтваффе

    А вот интересный вопрос - как же он был подготовлен? Липферт попал в бой в конце 1942 года, в момент когда Люфтваффе имело большое преимущество - и в технике, и в квалификации пилотов. У нас часто говорят что вот в это время подготовка пилотов Люфтваффе на высочайшем уровне, несколько сотен часов - и начальное обучение, и пилотаж, и на боевых самолетах, и обучение воздушному бою... а что пишет сам Липферт?
    Гельмут Липферт к моменту отправки на фрот был уже стариком по меркам молодых пилотов, ему было 26 лет. И летал инструктором в летной школе - так же, как Иван Никитович Кожедуб. То есть налет в часах у Липферта был более чем серьезный.
    Но при этом .. дальше просто цитата.
    ...постоянная плохая погода в последующие дни сделала невозможными любые вылеты. Наконец, она улучшилась. Через некоторое время мой «Мессершмит» (Bf-109G-2) был готов. Но ни один из нас, подающих надежды летчиков, никогда не летал на Bf-109G-2. Мое сердце отчаянно колотилось во время двух тренировочных взлетов. Подобно другим пилотам, мне пришлось овладевать машиной в воздухе и приземляться уже одним целым с нею.
    Было очевидно, что наше обучение как летчиков-истребителей было слишком коротким и что мы были недостаточно квалифицированны. Доказательством этого может служить тот факт, что только три пилота из моей группы достигли фронта до начала 1943 г. Десять других летчиков отправились в свои подразделения в марте 1943 г. после того, как совершили серию аварийных посадок. Четверо из тех, кто поднялся в воздух, никогда не достигли места своего назначения.
    Очень интересно понять, куда деваются сотни часов налета, если пилот летит на фронт ни разу не взлетев на боевом истребителе, причем остальные пилоты недостаточно освоили самолет просто для того, чтобы не биться на посадках? Четверо из 10, вылетевших в части, просто не смогли до них добраться - и пропали. Как-то сильно непохоже на 400 или 250 часов налета и огромный опыт! И ведь это, напоминаю, тот момент в войне, когда пилотов Люфтваффе готовят без лишней спешки, уровень подготовки максимальный.


    Хотя, конечно, Bf-109 на посадке тот еще подарочек - колея узкие, стойки шасси слабые, скапотировать - раз плюнуть. Вон, лежат, рядком...

    Кроме того, двое из пилотов, вылетевших на фронт вместе с Липфертом были сбиты еще до конца 43 года, еще один пострадал во время наземного происшествия в 1944 году.

    Сам же Липферт, перегоняя самолет на фронт, с трудом сел на аэродроме Львова со второй попытки.

    Затем - в первом же бою сначала обстрелял свой Не-111, затем молниеносно получил на хвост советский истребитель - и по команде ведущего ушел вверх, дав полный газ. И благодарить он должен Bf-109G2, на тот момент имевший большое преимущество в скороподъемности перед любым советским истребителем, и своего ведущего, опытного обер-фельдфебеля Штурма, вовремя отдавшего молодому пилоту команду уходить и больше не лезть в бой.

    В следующем вылете после поломки двигателя вынужден было аварийно сесть на живот. Чуть позже, потеряв ведущего, заблудился и разбил самолет на посадке, врезавшись в дом - как он остался жив, не понимал даже сам.

    И это, напоминаю, пилот, летавший инструктором в летной школе, бывший одним из лучших пилотов при подготовке и впоследствии ставший одним из лучших в Люфтваффе.

    У меня ведь не у одного закрались серьезные сомнения в том, что подготовка пилотов Люфтваффе была на таком высоком уровне, как об этом говорят?

    Но при этом нужно отметить еще один момент, принципиально важный. оказавшись на фронте в самом конце 1942 году к концы следующего, 1943 года - то есть примерно за 1 год - Гельмут Липферт совершил 384 боевых вылета. Собственно, еще до весны 1943 года он уже имел около 50 боевых вылетов.

    Для сравнения - третий советский ас, Николай Дмитриевич Гулаев, прибыв на фронт в январе 1942 года до июля 1944 года выполнил 125 вылетов - втрое меньше, чем Липферт всего за 1 год. За всю войну у Гулаева 250 вылетов - меньше, чем Липферт налетал только в одном 1943 году.Интенсивность использования пилотов люфтваффе была очень высокой - фактически они летали без пауз, постоянно совершая множество боевых вылетов.

    Молодой пилот почти сразу вводился в бой - и вел воздушные бои постоянно, а значит набирал и набирал огромный опыт. Если, конечно, выживал в этих боях, чему в 1942 и даже в 1943 году помогало то, что мессер всегда или почти всегда мог выйти из боя, а главное - то что советские пилоты, имевшие жесткое задание, как правило не могли преследовать противника - что как правило позволяло пилотам Люфтваффе, занимавшимся охотой, уйти.
    То есть тактика и техника Люфтваффе, полная свобода действий позволяли пилотам Люфтваффе выживать. Атаковать только там, где удобно, кого удобно, выходить из боя по желанию... это ж просто мечта.
    В итоге получалось, что выжившие пилоты Люфтваффе приобретали большой опыт боев, квалификацию - и росли счета сбитых. Но только у тех кто выжил.
    При этом у люфтваффе возникла большая разница между основной массой молодых пилотов и сравнительно немногочисленными асами. Если в 1942-43 годах молодежь еще успевала набраться опыта, то чем более интенсивными становились бои, чем лучше становилась техника ВВС - тем больше становилось в Люфтваффе молодых, часто откровенно слабых пилотов, и тем меньше оставалось асов. Напряжение тоже давало о себе знать.

    В II./JG52 было много новых лиц и отсутствовали многие старые пилоты. Война по-прежнему требовала жертв. Тем временем мои товарищи далеко обошли меня по количеству побед. Лейтенант Гюнтер Курц теперь имел их больше двадцати, а фельдфебель Хейнц Захсенберг — 38. Однако у Захсенберга после его 38-й победы случился нервный срыв. На него буквально пришлось надеть смирительную рубашку и отправить домой. Он действительно уехал наполовину безумным.

    Одно время я мог смеяться над этим, пока та же самая вещь едва не случилась со мной. Боевые вылеты не были игрой.
    В то же время пилоты СССР постепенно наращивали и количество, и квалификацию - воспитывая большое количество квалифицированных пилотов, постоянно повышая и их квалификацию, и количество.
    Но о том, как вел бой гауптман Липферт и как оценивал своих противников - в следующий раз.
    Last edited by А-спид; 05-08-20, 17:17.

  • #2
    Часть вторая

    Оригинал вот тут

    https://zen.yandex.ru/media/aspeed_n...d961407fc8505d


    Тактика боя - Липферт против Кожемяко


    Гауптман Гельмут Липферт с наградами, включая Рыцарский крест на шее

    Тактика боя


    Вот тут все достаточно просто и предсказуемо. Фактически можно говорить о том, что практически все время, за редким исключением, Липферт летал на свободную охоту. Начиная с первого вылета картинка его боев выглядит примерно так:
    Моим ведущим был назначен обер-фельдфебель Штурм. Мы в паре вылетели на «свободную охоту», означавшую, что у нас не было никакого конкретного задания. Если бы нам встретились вражеские самолеты, то мы были готовы немедленно атаковать их.
    12.25 я поднялся в воздух в качестве ведомого гауптмана Реша. Это был мой 18-й боевой вылет. Мы с набором высоты летели от Ростова вдоль реки Маныч. При взлете у меня возникли проблемы, и теперь я с трудом удерживал позицию позади ведущего. Однако я внимательно осматривал воздушное пространство вокруг нас и с высоты 4500 метров одновременно с гауптманом Решем заметил двух русских. Они были ниже нас слева и, казалось, получали удовольствие от высшего пилотажа.

    Генрих Штурм, на фото еще фельдфебель. Именно он был ведущим Липферта в первом вылете. Летал с 1941 года, но в конце года был отправлен в школу летчиков инструктором. Вернулся на фронт только в ноябре следующего, 1942 года. Позднее дослужился до гауптмана, стал командиром пятой эскадрильи JG52. 22 декабря 1944 года разбился во время взлета с аэродрома, имея к этому моменту 157 (или 158) побед. Если бы не отзыв с фронта, возможно мог бы стать одним из самых результативных пилотов люфтваффе.
    Я осматривался вокруг, вертясь в кресле, но не видел ничего. Наконец, перевернув самолет на спину, увидел двоих русских, летевших непосредственно под нами в том же самом направлении. Все еще находясь в перевернутом положении, я закрыл дроссель, открыл створки радиатора и подождал, пока эти двое не появились перед моим носом. Тогда мы со Штольпе круто спикировали и зашли к ни о чем не подозревавшим русским в хвост. Прежде чем кто-то из них понял, что случилось, ведущий уже потерял свое левое крыло.

    Як-7Б ПФ 1942 года - самолет, который был основным соперников Люфтваффе в конце 1942 - начале 1943 года, когда Гельмут Липферт попал на фронт. При всех достоинствах в целом он уступал Bf-109G2 или F4, и главное - пилот "мессера" практически всегда мог оторваться от Як-7Б, если попадал в трудную ситуацию, а вот Як такой возможности не имел.


    Собственно, таких примеров в мемуарах Липферта - масса, приводить все примеры бессмысленно. Он постоянно занимается одним и тем же - "свободная охота". И при этом главное даже не то, что он атакует когда хочет - главное то, что как только Липферт попадает в опасную ситуацию он волен уходить как ему заблагорассудится. При этом он четко понимает, что у противника, жестко привязанного к задачам сопровождения бомберов, такой возможности часто нет.

    Но тем временем двое русских зашли к нам сзади и открыли огонь, хотя все еще были слишком далеко, чтобы попасть в нас. Однако они заставили нас развернуться. К первым двум присоединилось еще большое число русских истребителей, и поскольку они пикировали сверху с высокой скоростью, то быстро приближались. В результате у нас не осталось никакого выбора, кроме как отдать ручку управления от себя и по спирали уйти вниз...

    Мы спикировали сквозь рой самолетов и снижались, пока не оказались на уровне земли. Затем мы выровняли самолеты и начали набор высоты в северном направлении. Я решил повторить атаку, как только мы наберем достаточную высоту...

    ... русские истребители не могли выйти из боя. Они продолжали кружить, чтобы избежать атаки сверху. Я приближался на максимальной скорости. Один из них, загоревшись, упал с неба, и раздался крик: «Abschuss!» Я мог доложить лишь, что это вражеский истребитель. Я спикировал сквозь роящиеся машины, далеко внизу выровнял свой самолет и поднялся обратно к сражавшимся, вероятно, на скорости 700 км/ч.

    Очевидно, русский, которого я атаковал, смотрел только вверх. Он не замечал меня вообще, в то время как я несся к нему. К сожалению, я повторил типичную ошибку новичка и открыл огонь с 250 метров. Я добился нескольких попаданий, но ничего более серьезного. Русский бросил свою машину в сторону, и я проскочил мимо него.

    Возвращаемся к вопросу о тактике - подавляющее большинство самолетов сбивается именно во время свободной охоты, которой и занимались Люфтваффе всю войну.

    Вот только каков эффект от "свободной охоты" - стратегически? Разрозненные пары охотников - это фактически партизаны, которые неожиданными ударами могут уничтожить кого-то нанести ущерб - но партизаны не могут остановить ведущую планомерное наступление регулярную армию.

    Ил-2М3 8-й ГШАП ВВС ЧФ. Вот именно эти Илы раз за разом прорывались к целям у Черного моря под атаками Гельмута Липферта и других пилотов JG52


    Вот в этом разница между действиями Люфтваффе и пилотов ВВС, и как мне кажется она в первую очередь определяет разницу в личных счетах - истребители Люфтваффе летали сами по себе, обычно не оказывая помощи бомбардировщикам. Охотились. А ВВС? Читаем Липферта?
    Обычно Ил-2 летели к своей назначенной цели и сбрасывали бомбы, даже если самолеты уже горели.


    А Яки - оставались рядом с Ил-2. понимая что отдают скорость, высоту, что подставляются под удар "мессеров" - задача была прикрывать Яки.

    Необходимо отметить, что Липферт использовал и так называемый "нижний бум-зум" - разгоняясь в пикировании до очень высокой скорости выравнивался, прижавшись к земле, и осматривал небо снизу - на фоне неба проще заметить самолеты противника.

    Я пикировал под крутым углом, чтобы создать как можно больший запас скорости и иметь возможность быстро набрать высоту, если возникнут неприятности. Скоро я был на уровне земли и мчался немного выше ее на скорости 600 км/ч. Я открыл дроссель, чтобы поддерживать скорость, и осматривал воздушное пространство выше себя, так как вряд ли какие-либо русские могли быть ниже.
    Обратите внимание - ни на секунду не сбрасывает скорость, чтобы иметь возможность уйти вверх.

    Наконец я заметил самолет, который летел справа от меня и приблизительно в 200 метрах выше. Он только что сбросил бомбы. Мощный немецкий зенитный огонь, казалось, не беспокоил его.
    И находит цель - одиночный Ил-2, который уже атаковал цель, отбомбился и по какой-то причине отстал от группы.


    1945 год, гвардии майор Иван Иванович Кожемяко - рядом с единственным в полку Як-9У, попавшим к ним с ремонтного завода. Самолет достался комэску Кожемяко, Леониду Михайловичу Соколову, Герою Советского союза, 17 сбитых.

    И тут, думаю, имеет смысл вспомнить совсем другого человека. Ивана Ивановича Кожемяко, интервью с которым имеется на сайте "Я помню"

    - Тогда какой смысл был в нашей тактике? Ведь потери ударных машин были не меньше немецких, а по истребителям - так, наверно, даже и больше. (вопрос интервьюера)
    Смысл в нашей тактике был. Что самое ценное в бомбардировщике? Самое ценное в бомбардировщике - это бомбы. Бомбардировщик создан ради одного - в нужное время и в нужном месте нанести бомбовый удар, чем решить исход наземного боя в нашу пользу. Всё остальное вторично.
    А что, прежде всего, дает бомбардировщикам возможность нанести эффективный бомбовый удар? Прежде всего, это строй. До тех пор, пока бомбардировщики сохраняют строй, они имеют возможность для нанесения эффективного бомбового удара. Отсюда и задача истребителей прикрытия - сделать всё, что бы бомбардировщики сохранили строй.
    https://iremember.ru/memoirs/letchik...van-ivanovich/

    И вот это и есть ключевое, принципиальное отличие советской тактики от немецкой. Вся деятельность ВВС подчинена главной задаче - удар по наземным войскам. Люфтваффе - нет, безусловно, они получают задачи, но вот как их решать - придумывают сами, и естественно выбирают вариант когда сбивать можно побольше. а рисковать поменьше.

    Ju-87 над Черным морем. Именно эти машины прикрывали Гельмут Липферт во время периода, который назвал очень неудачным для части.

    Конечно, нельзя сказать что Липферт не занимался прикрытием - занимался, конечно. Но это скорее исключения - так, в 1943 году, базируясь на побережье, в Анапе, II/JG52 прикрывала Ju-87.

    К сожалению, было мало вылетов на «свободную охоту», вместо этого мы летали на сопровождение «Штук», что являлось для нас трудным и неудобным заданием. Мы, истребители, отвечали за «Штуки», независимо от обстоятельств. Даже если один из этих самолетов сбивался зенитной артиллерией, то вину за это все равно пытались возложить на нас... ...мы поднимались приблизительно на 300 метров выше их и держались поблизости, как того требовали пилоты «Штук».
    И что интересно - в течении этого периода Липферт сообщает об очень неприятных боях и больших потерях.


    Однако прикрывать штуки удавалось далеко не каждый раз. прикрывать бомберы - дело трудное и неблагодарное.

    В Анапе не все шло гладко для II./JG52. Контактов с противником было немного, но потери были большими. И среди тех, кто не смог вернуться, были не только новички и молодые пилоты, но также часть «стариков».

    В то время группа состояла приблизительно из 35 пилотов и в пределах нескольких недель потеряла следующих летчиков: обер-фельдфе-беля Немитца (78 побед), обер-фельдфебеля Кивор-ру (38 побед), фельдфебеля Глейсснера (34 победы), обер-лейтенанта Ритценбергера (21 победа), лейтенанта Смиатека (6 побед), лейтенанта Кирнбауэра (8 побед) и лейтенанта Баумана (2 победы).
    Помимо ветеранов,
    было потеряно множество ведомых, чьи фамилии я не могу вспомнить.


    Bf-109G4 пилота JG52 Виктора Петерманна, лето 1943 года

    Согласитесь, как-то сразу стала заметна разница между свободной охотой, когда Липферт мог летать как ему нравится и где нравится, и боями при прикрытии штурмовиков - когда потери вдруг сильно выросли.

    Только ветеранов, асов было потеряно семеро - из 35 пилотов группы вообще. И еще масса новичков, которых Липферт просто не смог сосчитать - если их было хотя бы столько же, сколько асов или несколько больше(что вред ли, потери ведомых и новичков всегда намного выше) то получается что группа за несколько недель достаточно редких боев (встреч с противником было немного) потеряла минимум половину личного состава.

    Именно поэтому когда в следующий раз Липферт оказался перед необходимостью прикрывать ударные машины, в этот раз ФВ-190 - он ловко увернулся от этой задачи.

    ...я сделал интересное открытие, что пилоты-штурмовики на своих FW-190 на малой высоте были более быстрыми, чем мы. На пути домой я покачал крыльями одному из «Фокке-Вульфов» и знаками показал его пилоту, что хотел бы посоревноваться с ним в скорости.
    Мы стартовали на одинаковой скорости, затем одновременно двинули вперед рычаги дросселей, и этот «сто девяностый» медленно, но верно вырвался вперед. Мой , самолет не мог лететь с такой высокой скоростью, хотя считался неплохим. И оставил меня позади не какой-нибудь истребитель, а самолет непосредственной поддержки, который, как предполагалось, мы, «более скоростные» истребители, должны были прикрывать. Эта птица превосходила нас не только в скорости горизонтального полета. Ее главной силой была огромная огневая мощь и скорость пикирования.
    Я обсудил этот свой опыт с командиром группы непосредственной поддержки, гауптманом Мрквой, и он в дальнейшем обходился без нашего истребительного сопровождения
    Что-то есть у меня серьезные сомнения в том, что гауптман Рудольф Мрква был в восторге от того, что Липферт отказался его прикрывать - тем более на таком смешном основании. Но вот в том что Липферту очень не хотелось вместо привычной охоты летать по четкому заданию и на малых высотах прикрывать штурмовиков я почему-то совершенно не сомневаюсь.

    FW-190F8 из состава SG2 готовится к боевому вылету. Именно их очень не хотел прикрывать гауптман Липферт


    Естественно, летая на свободную охоту Липферт выбирает условия боя, и постоянно отлавливает отставших, одиночек, возможно - поврежденных.

    И тут снова стоит вспомнить Ивана Ивановича Кожемяко

    - У меня сложилось впечатление, что Вы завидовали немецким летчикам-истребителям? (вопрос интервьюера)
    - Ну, если честно… Завидовал. Вольница невероятная. "Когда захочу, в бой вступлю, когда захочу - выйду". Это же мечта истребителя! А ты, как цепной пёс, мотаешься вокруг "Илов"!.. Ни высоты, ни скорости!.. Конечно, завидовал.
    Я же говорил, у немцев было правило: никогда не вступай в бой на невыгодных условиях. Если бы я попробовал подобное применить, меня бы судили.
    https://iremember.ru/memoirs/letchik...van-ivanovich/
    Вот эта разница в тактике и определяла результативность. Но она же решила и исход войны. Потому что Кожемяко, сбивший за войну 2 самолета противника, почти все время войну водил Илы туда и обратно. Мотаясь вокруг них "как цепной пес". И Илы каждый раз наносили удар за ударом, удар за ударом - и решали исход войны на земле.

    1 из 2

    Илы прилетели


    А Липферт, который сбил 203 самолета противника, войну проиграл. Потому что некому было водить Ю-87 туда и обратно, защищая их от атак советски истребителей. И тут, кстати, очень интересный момент описал Кожемяко:

    - Тогда вопрос: опять-таки, на Ваш взгляд, почему немецкие истребители не перешли к тактике непосредственного сопровождения ударных машин? Ведь, по Вашим словам, она позволяла воевать в меньшинстве? (вопрос интервьюера)
    - Черт его знает! Я думаю, что причин было несколько, как сугубо человеческих, так и технических.
    У меня вообще сложилось впечатление, что "мессершмитт-109" был совершенно не приспособлен к такому виду боя...
    ... Я тебе могу сказать прямо, что в качестве истребителя "непосредственного сопровождения" даже Як-7Б был лучше "мессера"...
    ... Больше того - вот идет шестёрка "Илов", а в прикрытии у них - четверка "Яков". Так вот, если на них нападет шестёрка "мессеров", то четыре "Яка" вполне смогут защитить свои "Илы". Не потеряют ни одного! "Яки" ведь для этого и были созданы. (Понятно, что при равном мастерстве наших и немецких лётчиков-истребителей.)

    А вот если идет шестерка "Лаптёжников", а у них в прикрытии четверка "мессеров", то при нападении шестёрки "Яков" шансов защитить свои бомберы у немцев нет. Не сумеют. Сдохнут, но не сумеют! Не для того был "мессер" сделан.
    https://iremember.ru/memoirs/letchik...van-ivanovich/

    1 из 2

    Илы улетели


    Так что не стоит думать, что Липферт или другие пилоты Люфтваффе были трусами - но прикрывать свои бомберы и доводить их до удара они не могли. Занимаясь в основном тем, в чем Bf-109 был хорош - охотой.

    При этом очень часто (не всегда, но часто) описания боев сводятся к тому, что вроде бы идет бой с большой группой истребителей, но Липферт при этом атакует либо с преимуществом и не ввязываясь в длинный бой, либо оказывается парой против одиночного истребителя противника. И, кстати, очень часто комментирует, оценивая его квалификацию - и надо сказать, в его словах совершенно нет какого-то пренебрежения или заявлений о своем превосходстве - хотя пилотом он, безусловно, был классным.

    Но об оценке Липфертом советских пилотов - в следующий раз.

    Comment


    • Charger
      Charger commented
      Editing a comment
      А Яки - оставались рядом с Ил-2. понимая что отдают скорость, высоту, что подставляются под удар "мессеров" - задача была прикрывать Яки.

      Очевидно опечатка. Яки прикрывали Илы.

  • #3
    Третья часть пока в процессе.

    Comment


    • DogEater
      DogEater commented
      Editing a comment
      Отлично. Ждём третью часть.

  • #4
    https://owl-99.livejournal.com/34463.html
    Протокол допроса.

    19 июля 1943 года был допрошен Эвальд Вольфганг, 1911 года рождения, уроженец г. Гамбурга, по национальности немец, образование среднее, сын врача, беспартийный, майор, командир 3 группы 3 истребительной эскадры.

    Вопрос: С какого времени вы на Восточном фронте?

    Ответ: С июня 1942 года. Вообще в немецкой армии с 1933 года. Находился в 13? Истребительной авиагруппе, которая тогда входила во 2-й воздушный флот генерала-фельдмаршала Кесселеринга (базировалась в Штутгарте). В мае 1942 г. эта группа была расформирована. В июне 1942 года я был направлен в 3 группу 3 истребительной эскадры 8 авиакорпуса 4 воздушного флота. По октябрь 1942 г. работал при штабе группы. С октября 1942 г. – командир 3 группы. Эскадра в это время базировалась на аэродроме Щигры. Наша эскадра до июня 1943 г. базировалась на аэродромах Горшечное, Миллерово, Морозовский, Питомник (район Сталинграда), Шахты, Сталино, Кутейниково.
    С июня 1943 г. эскадра в составе двух групп базируется на белгородском направлении. 3-я группа базируется на полевых аэродромах примерно в 15 км юго-западнее Белгорода. 2-я группа в том же районе, в 5 км от нашего аэродрома. Первая группа в апреле 43 г. была направлена в Германию, для каких целей не знаю. Мне неизвестно, где она сейчас находится.

    Вопрос: Расскажите об организации 3-й эскадры.

    Ответ: До апреля 43 г. эскадра состояла из трех групп по 3 отряда в каждой группе. Каждая группа имела свой штаб. Штатное количество самолетов в отряде – 12, имелось 10. В группе имелось до 30 самолетов, вместо 38 по штату. В эскадре до 100, вместо 106 по штату. 3-я эскадра входила в 8-й авиакорпус 4-го воздушного флота. В этот же корпус входила 77 эскадра пикирующих бомбардировщиков, 1 штурмовая эскадра и 3 группа ближних разведчиков. На время наступления (с июля 43 года) в составе 8 авиакорпуса действуют 52 истребительная эскадра, 2 (3?) эскадра пикирующих бомбардировщиков, 51 эскадра Ю-88, 27 и 55 эскадры Хе-111.
    Все дополнительно перечисленные мною эскадры стянуты из Кубани. Действуют ли эти эскадры в полном составе – не знаю. По моему по одной группе осталось на Кубани. 8 авиакорпус входит в 4 воздушный флот. В этот же флот входит 1 авиакорпус (действующий на Кубани) и 4-й корпус на рубеже р. Миус.

    Вопрос: Задачи Вашей группы?

    Ответ: Сопровождение бомбардировщиков и патрулирование над линией фронта. Каждый летчик моей группы а день вылетал по три-четыре раза. Я лично вылетал не менее трех раз в день, имея задачу свободного полета/охота за русскими истребителями. За все время моего участия в войне я совершил 350 боевых вылетов, 200 на Восточном фронте. За все время мною сбито 76 самолетов, из коих большая часть советских самолетов, за что я награжден Рыцарским крестом.

    Вопрос: Расскажите о потерях во время наступления с июля 1943 г. по день пленения.

    Ответ: Моя группа потеряла 8 самолетов, кроме того 4 самолета получили повреждения. Перед началом операции группа получила 6 Ме-109Г и 12 июля 1943 г. я отправил 10 экипажей за новой матчастью.

    Вопрос: Какие новые типы машин вам известны?

    Ответ: На вооружение германской авиации поступают новые типы самолетов Ме-109 Г-2, 4, 6 – эти машины отличаются от Ме-109 усовершенствованным вооружением (крупнокалиберными пулеметами МГ-131, электросинхронная автоматика при стрельбе через винт и установленным на моторе нагнетателем, поднимающим потолок машины до 13000 метров).

    Вопрос: Какие авиасоединения действуют на Кубани?

    Ответ: Точно сказать не могу, но по моему мнению, а это на 90% правдоподобно, на Кубани действуют по одной группе из вышеперечисленных мною эскадр, которые стянуты на белгородское направление. Должен сказать, что на кубанском плацдарме русская авиация имеет превосходство в воздухе.

    Вопрос: Расскажите о недостатках советской авиации.

    Ответ: По моему мнению недостатков очень много, но основным недостатком я считаю плохую подготовку летного состава советской авиации, в силу чего летчики применяют неправильные методы ведения воздушного боя, что дает возможность немецким летчикам выходить победителями.

    Вопрос: Перечислите командный состав воздушных соединений, действующих на белгородском направлении.

    Ответ: Командир 52 ИЭ – майор Храбак, командир 3 ЭПБ – майор Купфер, командир 27 БЭ – подполковник Войст, командир 51 эскадры – подполковник Гигольд, командир 8 авиакорпуса генерал-майор Зейдеманн, командир 3 флота генерал-фельдмаршал фон Рихтгофен, командир 55 эскадры – подполковник (фамилии не знаю).

    Вопрос: Что сам известно о действиях наземных войск на белгородском направлении?

    Ответ: Из разговоров с летчиками, а их сведения вполне достоверны, поскольку им приходилось поддерживать наземные войска на белгородском направлении действуют танковый корпус СС, 48 тк и группа генерала Кемпфа. Все три корпуса входят в 4 ТА, которой командует генерал-полковник Модель или генерал Гот. Командир тк СС генерал Гаузер. Остальных командиров я не знаю.

    (Допрошен в штабе Воронежского фронта)

    Метки: 1943, luftwaffe, Великая Отечественная война, асы
    https://airpages.ru/pe8/746_spy01.shtml

    Пленный окончил летную школу в 1937 г. в Брауншвейге, курс обучения продолжался 6 месяцев. Летал на различных модификациях самолета Ме-109, в последнее время на самолете Ме-109Ф. В боевых действиях участвует с начала войны Германии с нами. Летная подготовка пленного хорошая, влияние конструктивных элементов самолета на его летные качества (закрылки, регулируемый шаг и т.п.) знает хорошо, обладает достаточными сведениями по аэродинамике и навигации. Материальную часть знает поверхностно - умеет только пользоваться, принципа же действия и устройства отдельных агрегатов не знает, в частности не знает принципа действия и устройства своего оружия. Тактику авиации знает хорошо, о тактике наземных войск имеет смутное представление. Обладает удовлетворительным культурным уровнем. Всю войну пленный провел на СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ фронте и последнее время находился на в 4-й группе 51 эскадры 2-го Воздушного флота.

    О материальной части наших ВВС пленный показал, что лучшим из наших истребителей является Як-1,2,3,4, так как немцы считают, что имеется четыре модификации этой машины. На высотах до 4000 м Як превосходит Ме-109Ф по горизонтальному маневру. Затем следуют истребители ЛаГГ-3 и Миг-3.0. О самолетах Як, ЛаГГ и МиГ германским командованием издана памятка, в котором в общем верно указаны уязвимые места и вооружение. Вооружение русских самолетов немецкие летчики считают хорошим, особенно тяжелый пулемет (УБ), 20 мм, пушка (ШВАК) обладает слабым снарядом - пробивает бронеспинку только при попадании под прямым углом. Новых русских истребителей не знает. Тактико-технические данные самолетов Ил-2, Пе-2, ДБ-3, У-2 знает правильно и подробно, особенно уязвимые места и вооружение.

    Пленный высоко ставит качества Ил-2 и Пе-2, считая что Ме-109Ф с трудом догоняет Пе-2 на пикировании. О наличии реактивного оружия не знает, гранату АГ-2 считает химической бомбой и о действии ее самого высокого мнения.

    О тактике наших ВВС пленный показал: наши истребители применяют, главным образом, оборонительный бой на виражах, сами же атакуют сверху - сзади, причем выход истребителя из пикирования недостаточно прикрывается другим самолетом звена. Огонь наши истребители часто открывают с чрезмерно больших расстояний и тем себя демаскируют. Основным недостатком наших истребителей является плохая осмотрительность, как правило, находясь на территории противника, атаки со своей территории не ожидают. Из 50-60 сбитых пленным наших истребителей большинство сбито атакой со стороны нашей территории.

    Ведя бой на территории противника, наши истребители слишком рано выходят из боя и тем самым ставят себя в невыгодное положение. На территории противника наши истребители боя избегают.


    При сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков держатся от них слишком далеко. Боевые качества русских летчиков истребителей различные, но в сравнении с первым периодом войны ухудшились. О применении нашими летчиками тарана слышал, но сам не видел, технику тарана знает и считает его нецелесообразным и являющимся следствием плохой огневой подготовки.

    Круг - не применяют. Огонь с Пе-2 ведется правильно, короткими очередями на больших и длинными на малых дистанциях. В тех случаях, когда наши Ил-2 идут на бреющем полете обнаружение их и особенно атака крайне затруднены. Лучшим способом атаки Ил-ов по мнению пленного считается атака снизу - сзади. Из 20 сбитых им Ил-2 17-18 сбиты именно таким образом.

    О тактике германских ВВС и в особенности о тактике истребителей пленный показал: основными формами тактического использования германских истребителей являются:

    а) прикрытие наземных войск или определенного района;

    б) сопровождение самолетов других классов;

    в) свободный поиск;

    Прикрытие производится каждой парой вполне определенного участка вне зрительной связи.

    На сопровождение бомбардировщиков выделяются истребители в количестве не менее 60% от числа бомбардировщиков.

    Свободный поиск совершается всегда парой в определенном, довольно обширном районе.

    Атаку производят, как правило, сзади, лично пленный только под ракурсом 0/4 и огонь ведет с дистанции не более 50 м. Огня на виражах германские истребители не ведут, как мало эффективного. Бомбардировщиков и штурмовиков, идущих с прикрытием атакуют редко и исключительно при наличие отвлекающей группы истребителей, специально выделенной для боя с сопровождающими истребителями.

    При прикрытии бомбардировщиков, принявших оборонительный боевой порядок круг, одна пара истребителей ходит по внешней стороне круга, на той же высоте, что и бомбардировщики, все же остальные истребители находятся сверху с превышением 600-1000 метров. Германские бомбардировщики применяют строй круг для ожидания подхода истребителей. В случае необходимости атаковать бомбардировщика в строе круга, необходимо делать это внутри круга.

    Подготовка германских истребителей резко ухудшилась, в частности в группе, где служил пленный, сбивали самолеты противника только он и его напарник.

    Две группы из эскадры, в которой служил пленный, перевооружены на ФВ-190, остальные две группы должны быть перевооружены в ближайшее время, причем летчики для переучивания отправлялись в Германию.

    Верно: ПОДПОЛКОВНИК /Четвериков/

    Отпечатано 11 экз. 28.3.43.г
    https://deruluft.livejournal.com/129023.html
    Наш летный состав дает высокую оценку следующим самолетам: "ЛАГ-3", "ЛАГ-5", "Аэрокобра", "Пе-2"

    Из протокола допроса финского пилота MS.406, сбитого в июне 1944 года.

    Высокая оценка ЛаГ-3 неприятелем в 1944 году.


    Как то вот так.
    Еще найти?
    Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!

    Comment


    • #5
      Джентльмены,
      давайте определимся в самом начале: мы что хотим доказать?
      Что лучше быть бедным и больным? Что 3 часа налета на истребителе ничуть не хуже чем 30 или 50? Это точно не так.
      Или мы хотим доказать что глупый азиаты не понимали значения налета и покорно шли на убой, толком не умея летать? Это еще больше не так.
      Mortui vivos docent

      Comment


      • #6
        Originally posted by Polar View Post
        Джентльмены,
        давайте определимся в самом начале: мы что хотим доказать?
        Что лучше быть бедным и больным? Что 3 часа налета на истребителе ничуть не хуже чем 30 или 50? Это точно не так.
        Или мы хотим доказать что глупый азиаты не понимали значения налета и покорно шли на убой, толком не умея летать? Это еще больше не так.
        Для начала то, что 3 часа и 250 часов - крайности, и каждая и них будет - если ее применять широко, натягивая как ту самую несчастную сову на глобус - являться искажением ситуации.

        Comment


        • #7
          Третья, и, надеюсь, последняя часть по этому вопросу.

          Липферт оценивает уровень советских пилотов. И оценивает высоко

          https://zen.yandex.ru/media/aspeed_n...192531ba23670c


          Оценка советских пилотов

          Тот самый вопрос, который всегда вызывал множество споров - с момента, когда началась активная пропаганда теории о том, что на Востоке, мол, немецкие пилоты баловались, серьезного противника у них не было - какие-то там неумехи на фанерных гробах. А вот на Западе - там да, там союзники немцам показали, кто в воздухе хозяин... И не убеждают ни сравнения личных счетов советских пилотов и пилотов союзников, ни тот факт, что по подсчетам Майкла Спика почти 70% немецких асов погибло на Востоке.
          Попробуем выяснить, что о квалификации советских пилотов говорит противник - да вот хотя бы Гельмут Липферт. На примерах.
          А вот тут Липферт говорит вполне однозначно - соперник совершенно не был слабым или не умеющим вести бой. Несмотря на то, что Липферт атаковал как правило с преимуществом и максимально безопасно для себя - случалось всякое...

          Click image for larger version

Name:	-5Ф 159 ИАП 1943 год Кубань.png
Views:	165
Size:	124.8 KB
ID:	2535
          Ла-5Ф 159-го ИАП 1943 год, Кубань. Примерно так могла выглядеть атакованная в следующем эпизоде Липфертом машина

          ...я оказался за третьим самолетом, который набирал высоту в восточном направлении, оставляя позади шлейф черного дыма. Когда я был уже готов открыть огонь, вражеский пилот оглянулся назад. Он вошел в крутой разворот, за обеими законцовками его крыльев потянулись конденсационные следы. Этот парень был опытным пилотом.
          Обратите внимание - опять Липферт атакует парой одиночный самолет (по тексту "третий" - это значит что это была третья машина которую Липферт пытался атаковать в этом вылете), который явно поврежден или неисправен - черный дым, и который пытается выйти из боя - набирает высоту в восточном направлении. Очевидно, что мотор не в порядке и летчик пытается набрать высоту, пока двигатель не заклинил. И при этом смотрим что происходит дальше:

          Русский спикировал далеко вниз и разворачивался подо мной, пытаясь уйти на восток. Я приказал Эвальду, чтобы он оставался наверху и держал мой хвост чистым. В ходе следующей атаки русский наблюдал за тем, как я приближаюсь. Но он летел спокойно в восточном направлении, пока я не оказался на дистанции огня. Тогда он резко развернулся в моем направлении. Я ушел в сторону и приказал Эвальду снижаться.
          То есть Липферту стало ясно что один на один ему будет невесело. Потому и был вызван на помощь ведомый. Теперь ведомый начинает крутиться с Ла-5 (в лучшем случае - Ла-5Ф. Ла-5ФН летом 1943 года было мало и над Черным морем - вряд ли) - а Липферт уходит вверх, чтобы разогнаться и атаковать имя запас скорости - что позволит за счет потери скорости маневрировать резче и все же сесть на хвост Ла-5.

          Прежде чем вражеский самолет достиг побережья, к которому он приближался, Эвальд по моему приказу ушел вверх. К этому времени я уже летел над поверхностью воды вслед за русским, и, как и ожидалось, вражеский пилот снова начал разворот. Но я развернулся вслед за ним настолько круто, что у меня потемнело в глазах, а весь самолет задрожал. Однако я остался у него на хвосте. Началась потрясающая гонка на виражах. Должно быть, русский был настоящим экспертом. Он просто не позволял мне сделать ни одного выстрела, даже притом, что я был всего лишь в 30 метрах позади него. Мы выполняли один полный разворот за другим, в то время как Эвальд регулярно сообщал мне, что он в 300 метрах выше и прикрывает меня.
          И даже это не помогает достать Лавочкин - пилот Ла-5 постоянно уходит от атаки, но при этом не может уйти вверх - там его поджидает ведомый Липферта, который легко расстреляет идущий вверх без скорости Ла-5. Липферт прекрасно это понимает:

          Вражеский летчик ничего не мог сделать, но продолжал виражи
          И Липферт решает сам уйти вверх и атаковать (этот прием часто принято называть "йо-йо" - срезать вираж за счет вертикального маневра) Кстати, его здорово показал виртуальный пилот Veter в своей Школе воздушного боя. В целом условно, конечно, но похоже на реальность



          Схематически выглядит примерно вот так

          Click image for larger version

Name:	Йо-Йо.png
Views:	161
Size:	88.1 KB
ID:	2536

          Верхний Йо-йо (не знаю как маневр называется по-русски, так что извините за англоязычные названия) Вот это маневр Липферт и проделал в бою - но большой пользы не получил.

          Я поднялся на 100 метров, перевернул свой самолет на спину и атаковал русского на крутом развороте со снижением. Этот маневр настолько озадачил его, что он совершил необдуманный поступок: спикировал вниз и тем самым дал мне шанс открыть огонь и добиться первых попаданий.
          Но при этом Ла-5 начинает отрываться от Липферта, потерявшего энергию и скорость - и опять в дело вмешивается ведомый.

          Эвальд зашел к нему в хвост, и он должен был снова развернуться. В то время как Эвальд преследовал его, выполнив три полных круга, выше нас собрались несколько «сто девятых». Их пилоты давали любезные советы, как лучше сбить этого товарища, который к настоящему времени, должно быть, был мокрым от пота.
          И опять то же самое - ведомый крутится с Ла-5, а Липферт уйдя в сторону опять набрал высоту и скорость и только с третьего раза сумел-таки использовать их, подловив поврежденного противника

          Я ничего не сказал и, снижаясь, на втором круге смог подобраться к нему весьма близко. Я открыл огонь на дистанции прямого выстрела и видел, что от вражеского самолета полетели куски. Тогда он выровнялся и полетел в направлении маленького острова в Керченском проливе косы Тузла. Продолжая стрелять, я не смог помешать русскому выполнить посадку «на живот» на острове, занятом противником. Когда я промчался низко над самолетом, пилот выскочил из него и убежал.

          Собственно, видно, что оценка противника Липфертом дается самая лестная - и по факту, несколько раз пилот Ла-5 на поврежденном самолете начинал выигрывать бой у Липферта, явно получая преимущество - что вынуждало вступать в дело ведомого немецкого "эксперта". Загнать Ла-5 они сумели только вдвоем.
          Причем Липферт так обиделся, что на следующий день в первом же вылете специально вернулся и расстрелял разбитый Лавочкин на земле.

          Примеров упорных боев с советскими пилотами в мемуарах Липферта немало. Немецкий эксперт совершенно не стесняется говорить и о том, как уходил из боя:

          27 декабря я взлетел вместе с унтер-офицером Миддельдорфом. Я летел на новом самолете, вооруженном двумя пулеметами и тремя пушками, на так называемой «канонерской лодке». Сначала над Керченским проливом мы вступили в драку с четырьмя «Аэрокобрами». В этом случае нам пришлось «спасаться бегством», так как на сей раз русские были по-настоящему хороши и их самолеты были быстрее. Мы спикировали и быстро скрылись, затем по широкой дуге пролетели над юго-восточной оконечностью Керченского полуострова, мысом Такыл, в направлении моря.
          И так же прямо Липферт описывает ситуацию, когда спасся чудом.

          Я могу вспомнить очень «хорошие» слова Хейнца Захсенберга о том, что я давно миновал свой пик в качестве летчика-истребителя и вряд ли доживу до преклонных лет... ...Несколькими днями позже после того, как сбил «Бостон», я встретил настоящего русского аса-истребителя. Лишь благодаря удаче я остался жив...
          Липферт влез в бой с парой советских истребителей без запаса скорости и на малой высоте. И получилась неприятность - он никак не может достать противника, а его ведомого вот-вот собьют. Он отдает ведомому приказ уходить (интересно, каким образом - без скорости, у земли и с противником на хвосте? Похоже, это был вопль "Спасайся кто может, каждый Гафс сам за себя").

          ... Я все время следил за другим русским. Сначала он летел надо мной, а затем, пропустив меня, развернул свою машину и спикировал на меня. Мне ничего не оставалось, как только выполнить разворот. Я выждал момент, пока он не выйдет на дистанцию стрельбы и бросил «Мессершмит» в настолько энергичный вираж, что за машиной появились два длинных конденсационных следа. Вражеский самолет немедленно выровнялся, развернулся вслед за мной и начал новый заход. Русский приближался, и я должен был снова быстро уклониться, чтобы не получить очередь. На сей раз русский последовал за мной. Он развернулся так же резко, как и я, и теперь был непосредственно сзади. Самолет был так близко, что я мог видеть стволы его пушек. Но он продолжал сближение, и носовая часть машины позади меня становилась все больше и больше.
          В результате немецкий "эксперт" оказывается под атакой второго пилота, который, судя по всему, просто переиграл Липферта вчистую и сел ему на хвост.

          Click image for larger version

Name:	-5Ф Веселые ребята.jpg
Views:	163
Size:	69.4 KB
ID:	2537

          Ла-5Ф эскадрильи "Веселые ребята" - построенный на средства, собранные ансамблем Леонида Утесова. Скорее всего примерно такая же машина гоняла Гельмута Липферта над Черным морем.

          Не слишком приятно чувствовать позади преследующего врага, особенно если он более маневренный... ...этот вражеский пилот реагировал по-другому. Он заставлял меня ждать, лишь позволяя мне чувствовать крайнюю опасность. Я бесился и дергал за ручку управления, поочередно давил на педали руля направления, уклонялся, скользил на крыло и на мгновение оставался в покое. Но я не мог стряхнуть русского — он держался позади меня словно тень. Я не мог уйти от него с набором высоты, потому что его машина имела такую же скороподъемность, что и моя.]
          И вот тут интересно - Липферт четко указывает что не может оторваться от противника ни по скорости, ни вверх - скороподъемность не позволяет, и в маневре самолет противника сильнее. Как-то не вяжется с рассказами о превосходстве немцев в технике, не так ли?

          Крутое пикирование, которое могло стать моим спасением, было невозможно, потому что высота была лишь 300 метров. Так что пришлось бороться за свою жизнь ругаясь и потея. Немецкие позиции начинались приблизительно в километре от места воздушного боя. Для истребителя недалеко, рукой подать. Но этот русский сзади не давал мне даже небольшого шанса приблизиться к ним. Я выполнил крутой вираж, а затем максимально долго летел прямо к немецкой территории. Но я ушел не более чем на 100 метров, потому что снова был вынужден начать разворот, чтобы не быть сбитым. Я сумел с разворота выполнить полупетлю, и поскольку моя машина не имела практически никакой скорости, я развернулся почти что на месте. В результате крутого крена противник несколько отстал, но, выполнив затем кабрирование, он оказался даже ближе, чем прежде. И тем не менее он не стрелял. Он находился вплотную ко мне.
          В общем, прижал Липферта советский пилот плотно. Но не стрелял - остался только вопрос, а мог ли стрелять? Что-то подсказывает что могли быть у советского пилота проблемы с оружием или боеприпасами... Везунчик Липферт, ничего не скажешь.

          Если бы я летел по прямой лишь секунду или прекратил бы маневрировать, то был бы уже покойником. Я так работал ручкой управления и педалями руля направления, что моя машина едва ли не танцевала. Игра продолжалась уже в течение десяти минут без единого выстрела со стороны русского. Он теперь находился всего лишь в 20 метрах сзади. Меня могла спасти лишь удача. Именно в тот момент три Bf-109 прошли наверху, возможно в 1000 метров выше. Я закричал по радио: «Парни, снижайтесь! Я прямо под вами. Уберите этого ублюдка с моего хвоста, товарищ собирается прикончить меня!» Но, несмотря на то что я отчаянно кричал, мои товарищи не отвечали. Русский прилип ко мне сзади, словно пиявка, и тем не менее не стрелял. Я просто не мог больше это выдерживать и поставил все на одну карту. Я еще раз выполнил «иммельман» и направил свой «Мессершмит» к безопасному берегу.
          То есть Липферт делает то же самое, что часто делали советские пилоты под его атакой - дает газ и пытается уйти в пикировании. На его счастье зенитки были рядом, а советский пилот, кажется, был безоружным... В общем, ушел гауптман Липферт на этот раз.

          Яркие впечатления у Липферта остались от встреч с "Аэрокобрами" какого-то советского ГвИАПа, которые шли классической этажеркой, патрулируя воздух в заданном районе.

          Click image for larger version

Name:	P-39К капитана А.И.Покрышкина 16-й ГИАП апрель 1943 года.jpg
Views:	161
Size:	82.6 KB
ID:	2538

          P-39К гвардии капитана А.И.Покрышкина 16-й ГИАП апрель 1943 года. Судя по тому, в каком восторге остался от действий "кобр" Гельмут Липферт в следующем описанном эпизоде, он вполне мог иметь дело с "аэрокобрами" из этого полка ВВС.

          Ведомый и я медленно приближались к линии фронта на высоте 2500 метров, осматриваясь по сторонам, потому что поступили сообщения о множестве Ил-2. Затем мы увидели их, приблизительно в 1000 метрах ниже.
          Из предосторожности я перед атакой еще раз огляделся вокруг и заметил две вражеские машины с красными носами, приближавшиеся к нам со стороны солнца. Быстро проинструктировав своего ведомого, чтобы он держался ближе, сам выжидал и действовал так, как будто не вижу нападавших.
          Пытавшийся подобраться к илам "охотник" сам чуть не оказался дичью - но решил принять бой. Однако все пошло совсем не по плану.

          Когда русские вышли на дистанцию огня, мы резко бросили наши машины в крутой вираж. Две «Аэрокобры» пронеслись мимо, поскольку из-за своей большой скорости не могли последовать за нами. Однако они не отказались от продолжения. Эти два истребителя ушли вверх и снова спикировали на нас. Они беспрерывно атаковали, вынуждая нас постоянно снижаться.
          "Аэрокобры" действовали методично и уверенно - не влезая в ближний бой и маневры последовательно реализовывали преимущество в высоте, а значит в энергии и скорости. Атака сверху на скорости - Bf-109 внизу вынужден уворачиваться, терять скорость и энергию. Очередь на упреждение - и "кобра" снова уходит вверх. Попал - хорошо. Нет - можно повторить, потому что игра идет в одни ворота. "Мессер" может только уворачиваться, но резко маневрируя он постоянно теряет скорость, чтобы набрать ее - вынужден уходить ниже, теряя высоту, и с каждым разом земля все ближе и ближе. Скоро наступит момент когда "мессеру" уже некуда будет пикировать, негде взять энергию для маневра, а "кобры" по-прежнему сверху...

          Click image for larger version

Name:	этажерка 2.jpg
Views:	159
Size:	48.7 KB
ID:	2539

          Вот она, "кубанская этажерка" Покрышкина. Несколько пар истребителей, растянутых по высоте и фронту, синхронно маневрируют, сохраняя взаимодействие. Кого бы ни попытался атаковать противник - он попадает под удар пары, висящей сверху. Липферт пытался атаковать Илы, находившиеся под этажеркой - и еле унес ноги от последовательных атак самой нижней пары истребителей.

          Вместо двух вражеских самолетов теперь уже было четыре. Мы выдерживали одну атаку за другой и не имели никакой возможности стрелять сами. В ведомого даже несколько раз попали.
          Тогда я резко передвинул рычаг дросселя вперед, перевернул самолет, до отказа потянул ручку управления на себя и с 1000 метров по спирали ушел почти до уровня земли. Выровнявшись, я над самой землей помчался на юго-запад. Я увидел в позиции на 7 часов самолет и с облегчением понял, что это «сто девятый» моего ведомого. Он твердо держался позади меня и даже следовал за мной в снижении по спирали.
          Осознавший чем все это рано или поздно закончится Липферт сделал абсолютно логичный поступок - удрал. Пикирование с максимальным газом и домой. "Кобры" за ним не пошли - их задача обеспечить работу штурмовиков, терять преимущество в высоте и скорости гоняясь за мессером по прямой им точно не нужно. свое дело они сделали, пока илы обрабатывали цель "мессеры" занимались тем что уворачивались от расстрела.

          Однако Липферт обиделся и решил повторить. Развитие событий показало, что с тем же успехом он мог пытаться пробить головой стенку.

          Я не собирался позволить русским поймать нас так легко второй раз, и потому мы быстро поднялись на 4500 метров. Но даже на этой высоте несколько «Аэрокобр» набросились на нас сверху и задали такую трепку, что я пришел в себя лишь по пути домой.
          Упорному "эксперту" все было мало - и он попытался еще раз... с тем же результатом.

          В ходе третьего вылета мы поднялись на 6000 метров; я никогда прежде не сталкивался с русскими самолетами на такой большой высоте. Но и в этот раз мы даже не смогли достичь линии фронта. Все, что я успел увидеть, — это были «Аэрокобры» выше нас.

          Они еще раз вынудили нас бежать. Теперь с меня действительно было достаточно, и после крутой полупетли я с ведомым отправился домой на максимальной скорости.

          До этого дня не было случая, чтобы русские даже не позволили мне занять позицию для атаки.

          Это, пожалуй, лучший пример того, насколько даже самый смелый и умелый, отчаянный партизан бессилен противостоять организованной армии. Порядок бьет класс - кубанская этажерка, эшелонирование нескольких пар обеспечивала постоянное преимущество хотя бы одой пары над "мессерами" в высоте - и Липферту оставалось только уворачиваться, опускаясь все ниже и ниже.

          Подводя итог - описания боев Гельмута Липферта явно свидетельствуют, что пилоты ВВС были сильным и умелым противником. И лучше всего об этом говорит он сам, и говорит прямо:

          ..я каждое утро почти всегда первым поднимался в воздух. Возможно, такие же пилоты были и у русских. Во время вылетов на разведку погоды я начал замечать вражеский самолет, техника пилотирования которого показалась мне знакомой.

          Такие встречи не могли завершиться победой, потому что противник вовремя замечал меня и не было никакой возможности атаковать его. Русские пилоты, летавшие на разведку погоды, были так же хороши, как и мы. Несколько раз я пытался втянуть их в «собачью схватку», приказывая своему ведомому набрать высоту и внимательно следить оттуда. Иногда русский делал то же самое. В результате оба ведомых мирно кружили наверху, не атакуя друг друга, в то время как внизу кипел бой не на жизнь, а на смерть. Каждый испробовал все мыслимые уловки, чтобы поймать другого в прицел, но всегда безрезультатно.

          Русские, которые разрешали вовлекать себя в подобные эксперименты, были «экспертами» и великолепно владели своими машинами. Единственным результатом таких сорокапятиминутных воздушных боев были два пилота, летевшие домой с трясущимися коленями и в пропитанной потом одежде.

          Утверждение, что русские были плохими летчиками, ложное. Я могу лишь повторить, что новички среди немецких летчиков-истребителей были столь же неуклюжи в воздухе, как и русские новички.

          Обратите внимание на еще один момент - Липферт указывает, что такие встречи не могли завершиться победой, потому что противник его видит и не дает возможности атаковать неожиданно. А сталкиваясь лоб в лоб даже он, один из лучших пилотов Люфтваффе, ничего сделать со своим советским оппонентом не может.

          Кажется, это лучшая оценка силы советских пилотов - признание врага.
          Last edited by А-спид; 06-08-20, 02:21.

          Comment


        • #8
          Originally posted by А-спид View Post
          Кажется, это лучшая оценка силы советских пилотов - признание врага.
          Аспид, у тебя 2 ошибки.
          1. Оценка выжившего.
          Кто плохо летал, мемуаров не оставил. И с нашей стороны - особенно.
          2. Оценка целого на основе частного.
          Что до последней фразу - есть множество воспоминаний пилотов люфтваффе, примерно такого текста- "русские летали плохо, мы их ни во что ставили, но вот однажды мы встретили настоящего АСа!....."

          Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!

          Comment


          • #9
            Originally posted by МИХАЛЫЧ View Post
            Аспид, у тебя 2 ошибки.
            1. Оценка выжившего.
            Кто плохо летал, мемуаров не оставил. И с нашей стороны - особенно.
            2. Оценка целого на основе частного.
            1. Липферт оценивает не себя и не выживших

            2. Оценка целого на основе частного - так это же один из основных методов анализа

            Что до последней фразу - есть множество воспоминаний пилотов люфтваффе, примерно такого текста- "русские летали плохо, мы их ни во что ставили, но вот однажды мы встретили настоящего АСа!....."
            А вот это, кстати, ошибка выжившего Липферт тут пишет намного точнее - советский новичок не отличается от немецкого, так же как советский ас так же опасен как немецкий.

            Comment


            • #10
              Originally posted by А-спид View Post

              1. Липферт оценивает не себя
              а кого же?
              Originally posted by А-спид View Post
              тут пишет намного точнее - советский новичок не отличается от немецкого, так же как советский ас так же опасен как немецкий.
              а теперь учтем, сколько было новичков у нас и сколько у них
              см - http://old.sukhoi.ru/forum/showthrea...%E8#post468889
              (есть чистовой вариант где то на компе).
              Поэтому наши потери выше.

              Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!

              Comment


              • #11
                1. Противника оценивает.

                2. За несколько недель в Анапе полк Липферта потерял половину состава. К 1944 он тоже упоминает что из опытных пилотов их осталось двое - остальные новички. В общем, потери у них были вполне себе заметные

                Comment


                • #12
                  Originally posted by а-спид View Post

                  для начала то, что 3 часа и 250 часов - крайности, и каждая и них будет - если ее применять широко, натягивая как ту самую несчастную сову на глобус - являться искажением ситуации.
                  есть крайности, и есть средние значения. открываем тимина, "воздушное сражение за сталинскую прибалтику", и смотрим цифры по подготовке довоенного поколения пилотов. они не радуют.
                  не буду говорит про немцев, не моё, но для raf 250-350-440 часов подготовки для новичка - это стандарт. крайности бывали? бывали, я например могу рассказать о пилоте, вступившем в raf в 1939,и попавшем в боевую часть с налётом 800 часов. но вот это как раз исключение.
                  эти цифры я привожу не для того, что бы сказать "бриты умные, наши дураки". богатейшая на тот момент империя, надёжно отделенная от противника морями и океанами, могла себе позволить тщательно готовить пилотов.
                  немецкие танки под лондоном не стояли, можно было не торопиться. у нас были свои причины и свои объективные обстоятельств, мы держали фронт от баренцова до чёрного моря.
                  вот анализом этих причин и надо заниматься. и надо представлять себе реальные цифры.
                  будем заниматься лакировкой - рано или поздно повторится "перестройка". я прекрасно помню, какое впечатление на меня, вполне правоверного советского школьника произвели цифры побед немецких асов и численности люфтваффе на восточном фронте.
                  Mortui vivos docent

                  Comment


                  • #13
                    Originally posted by Polar View Post
                    есть крайности, и есть средние значения. открываем тимина, "воздушное сражение за сталинскую прибалтику", и смотрим цифры по подготовке довоенного поколения пилотов. они не радуют.
                    не буду говорит про немцев, не моё, но для raf 250-350-440 часов подготовки для новичка - это стандарт. крайности бывали? бывали, я например могу рассказать о пилоте, вступившем в raf в 1939,и попавшем в боевую часть с налётом 800 часов. но вот это как раз исключение.
                    эти цифры я привожу не для того, что бы сказать "бриты умные, наши дураки". богатейшая на тот момент империя, надёжно отделенная от противника морями и океанами, могла себе позволить тщательно готовить пилотов.
                    немецкие танки под лондоном не стояли, можно было не торопиться. у нас были свои причины и свои объективные обстоятельств, мы держали фронт от баренцова до чёрного моря.
                    вот анализом этих причин и надо заниматься. и надо представлять себе реальные цифры.
                    будем заниматься лакировкой - рано или поздно повторится "перестройка". я прекрасно помню, какое впечатление на меня, вполне правоверного советского школьника произвели цифры побед немецких асов и численности люфтваффе на восточном фронте.
                    Вот, опять то же самое - мы берем ОДИН конкретный период и начинаем растягивать его на всю войну.

                    Вот Липферт, прибыл в часть в конце 1942 года. И при этом до вылета а часть не совершил НИ ОДНОГО вылета на Ме-109Г2. Куда делись 250 часов подготовки? А Липферт, кстати, был инструктором в летной школе.

                    С другой стороны - у нас в 1943 году (я наконец добрался до роликов Горбача и Тимина про Курскую Дугу) на фрон приходило пополнение - и они рассказали, какое оно было плохо подготовленое, мол, в какой-то части налет 3 часа (3 часа ВСЕГО или на боевых самолетах? Это что, начиная с По-2 в аэроклубах 3 часа?)

                    Но при этом ни слова о том, что в то же время на Курскую дугу прибыли такие новички как некий Ваня Кожедуб или Кирюша Евстигнеев - инструкторы из летных школ с сотнями часов налета, как у того же Липферта.

                    И тут же рассказ о том. какие страшные волки их ждут с другой стороны - куда тоже, бывает, приходят пополнением новички, ни разу не мессере не взлетавшие.

                    Говорить об одном и забывать про другое - что это, если не откровенное искажение ситуации?

                    Comment


                    • #14
                      Аспид, а ты что хочешь сказать то?
                      Что опытный в своем деле профессионал лучше новичка? Или еще что?
                      Вырази, пожалуйста, свою мысль кратко.
                      Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!

                      Comment


                      • #15
                        Originally posted by А-спид View Post

                        Вот, опять то же самое - мы берем ОДИН конкретный период и начинаем растягивать его на всю войну.
                        Ты считаешь, что в военном 1943 году подготовка пилотов ВВС РККА проводилась лучше, чем в довоенном 1938, 1939, 1940?

                        Mortui vivos docent

                        Comment

                        Working...
                        X
                        Яндекс.Метрика